Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:23 

Работа №2

Название: Мечта
Автор: аноним до объявления результатов
Персонажи: Рудольф фон Гольденбаум, Эрнест Фальстронг
Жанр: общий
Рейтинг: PG
Комментарий: написано на полит-фест по "Легенде о героях Галактики"
Предупреждения: нет

В кафешке, как водится, играла музыка – без претензий, что-то из популярного в нынешнем сезоне. Не слишком громко, потому что полагалось не раздражать посетителей, но достаточно громко, чтобы слышаться, пусть и слабо, даже за пределами помещения – там, где перед кафешкой под тентами расположились столики для клиентов, желающих свежего воздуха.

Один из таких, плотный светловолосый юноша, неодобрительно покосился в сторону освещенных окон. Он не одобрял подобную музыку. Он любил старую земную, ставшую «классической» ещё до ядерной катастрофы.
Покосился – и отвернулся, глядя теперь уже прямо перед собой, на декоративные кусты и ограду, прячущиеся в вечерней темноте. Светловолосый юноша ждал. Пока из темноты не выделится сгусток более плотный, не шагнет ближе, не станет человеческой фигурой – высокой, почти двухметровой на взгляд.

Увидев это, юноша посветлел лицом и кивнул.

Тот, кого он ждал – тоже молодой человек, в форме курсанта военной академии Федерации – небрежно отодвинул стул и сел напротив. Стул едва заметно жалобно скрипнул, но в остальном крупный, плечистый курсант не производил впечатления человека, которому неуютно в мире вещей – или неуютно с собственным сложением в принципе.

Они смотрели друг на друга пару мгновений – молча, неподвижно и цепко. А потом курсант улыбнулся, отчего его взгляд, тяжелый и требовательный, словно стал мягче.

- Ну, привет, Эрнест.

- И тебе – здравствуй, Рудольф, - светловолосый изогнул губы, показывая, что рад.

*

- Нет, и ты представляешь? Ты только представляешь себе?

Рудольф был возмущен. Когда Рудольф бывал возмущен, он предпочитал переходить к действию – по крайней мере, так было в их с Эрнестом школьные годы. Эрнест очень хотел действовать, но всегда запутывался в правилах и установлениях, как бабочка в паутине, и мог только наблюдать, приоткрыв рот, как Рудольф, допустим, лезет на третий этаж в окно учительской, чтобы исправить несправедливые отметки в классном журнале. Не все – никакой нездоровой солидарности с теми, кто заслужил, вроде чернокожей идиотки Ру или полудохлого астматика Сэма, – но ведь поступок. Настоящий, а не показная храбрость надоевших сериальных героев.

Но сейчас возмущение Рудольфа выхода получить не могло. Он очень держался за своё место в академии и рассчитывал закончить с отличием – чтобы сразу получить хорошее назначение в космофлот.

- Ты только представляешь себе? – Рудольф сжимал кулак. – Извращенец, все это знают, и все молчат.

Эрнест сочувственно кивнул. Все знают, и все молчат. Так и обстояли дела с большинством пороков в Галактической Федерации.

- Извращенец, - повторил Рудольф это слово, скривив рот. – Но кто как, а я подставлять свою задницу не намерен.

- Эй, потише, - дёрнул головой Эрнест. Рудольф иногда увлекался, забывая, что не на какой-нибудь трибуне.

- Ерунда. Имею право сказать, что не намерен такое терпеть. И другие, скажу тебе, тоже терпеть не должны.

- Это законом не преследуется, вот что уже я тебе скажу, - негромко проговорил Эрнест, хмуро глядя в столешницу. Он учился на юриста уже третий год, столько же, сколько Рудольф в военной академии.

- Значит, должно преследоваться! – Рудольф разжал кулак и ударил ладонью по столу. – Сам подумай о тех парнях, которые вынуждены этим заниматься. Потому мы и не можем покончить с космической преступностью, что у Федерации не армия, а бардак.

- Ты покончишь. Я тебя знаю, - Эрнест снова изогнул губы в типичной своей улыбке.

Рудольф молчал. Стоящий неподалеку официант то и дело поглядывал на их столик, раздумывая, когда и как разумнее подкатить с традиционным вопросом «Что пожелаете?». Но едва тот стронулся с места, Рудольф наклонился к Эрнесту ближе и сказал твердым четким голосом, несколько тише обычного:

- Знаешь, я решил. Я изменю эту Федерацию. Она прогнила насквозь, боги мои – свидетели. Сначала я добьюсь всего в армии, а потом займусь политикой. Потому что у меня есть мечта.

Эрнест моргнул. Не то чтобы такого совсем было нельзя ожидать от Рудольфа, даже наоборот, но подобные заявления всегда звучат слегка неожиданно.

- Что пожелаете заказать? – ленивый голос официанта был явно некстати, но посиделки на территории кафе надо было оправдывать, и Эрнест заказал кофе, а Рудольф – стакан сока. Он вёл до отвращения здоровый образ жизни.

- Значит, ты решил добиваться власти, - произнёс Эрнест, подводя промежуточный итог, и его глаза заблестели. Мир менялся в эти самые минуты, поворачиваясь новой стороной, о которой Эрнест и не мог всерьёз думать раньше. Музыка из кафе, надоевшая и непритязательная, как бы замолкла, сменившись внутри него одной из старинных летящих мелодий.

- Я решил, - улыбнулся Рудольф. – Говорю же, у меня есть мечта.

Эрнест наклонил голову к плечу, сощурился. Он становился слегка близорук и не хотел, чтобы Рудольф об этом узнал, но сейчас тому было явно недосуг обращать внимание на лицо приятеля.

- Мечта?

- Мечта о новом государстве. Оно просуществует тысячу лет. И ты мне поможешь его создать.

Это был не вопрос.

Рудольф смотрел на Эрнеста прямо и пристально, не мигая. Им принесли напитки, но ни один не обратил на это внимания.

Рудольфу как-то сразу хотелось верить. Совсем и полностью. Эрнест уже был его – весь, с потрохами, с любимой классической музыкой и историческими романами, вплоть до аккуратных пуговиц новенького пиджака.

- Почему я, интересно.

- Не только ты, вообще-то. Но ты – мой друг, - пожал плечами Рудольф. Выглядело это при его сложении внушительно. – И я тебе знаешь что доверю? Правосудие. Ты же у нас юрист, значит, должен разбираться, кто виноват, а кто – нет.

- У нас несовершенные законы, - пробурчал Эрнест.

- Ха! В новом государстве будут новые законы. Справедливые. Порядок и процветание на тысячу лет – вот что такое эта мечта.

- Если бы только было можно иногда руководствоваться интуицией… а не только законами… - и словно на секунду он прикоснулся к этой мечте, обжигающе-яркой, как расплавленное золото, золотой насквозь, могучей, как ствол золотого дерева, стремящегося высоко к небу.

Рудольф не отвечал, только продолжал смотреть, пристально и прямо, отпивая по глотку из стакана с соком.

Эрнест по-прежнему не притронулся к кофе. Он двигал пальцами, как всегда, когда волновался, и тоже не отводил глаз от Рудольфа, жадно вглядываясь в его лицо.

- Если ты точно не шутишь, то я с тобой. Только сначала не вылети из академии за крутой характер.

- А ты не вылети из своей ученой обители за несогласие с нашими законами, которые такие все, на их взгляд, замечательные.

*

Пора было уже прощаться – курсанту полагалось ещё навестить мать, а у студента завтра прямиком с утра стояла лекция, которую не стоило пропускать. Но они всё сидели за столиком на территории кафешки, под тентом, увлеченно обсуждая, что будут делать потом, когда перестанут быть юношами.

Эрнест в основном кивал. Да, они введут новую моду – вот почти как в его любимых исторических книгах, да, они искоренят курение вовсе, и да, шавок из законодательного собрания надо разогнать ко всем демонам. Но вот один вопрос заставлял его облизывать губы, катаясь под языком, пока, наконец, не вырвался:

- А вдруг, если… меня убьют?

- Я за тебя отомщу, - бескомпромиссно отозвался Рудольф. – За друзей всегда мстят. Хочешь, я убью за тебя двадцать тысяч человек? Или двести? Назови, сколько – они умрут.

- Лучше я скажу как-нибудь потом. Ближе к делу. Надо точно решить, - заметил Эрнест с нервной усмешкой. Всё-таки такая перспектива была самым неприятным во всей этой истории про Мечту. Ладно бы кто-то другой умирал, другие – вполне могут это делать, особенно если необходимо, но сам Эрнест всё-таки не хотел. По крайней мере, не быстро.

- А вот меня никто не убьёт. Может быть, я буду жить сто лет. Меня никто не может убить, кроме меня самого.

Железная уверенность звучала в словах Рудольфа. Он протянул руку и резко сжал лежащую на столе ладонь Эрнеста.

- Я буду жить, пока существует новое государство, а, может, и ещё дольше. Жить в памяти. Ты же веришь?

Никто бы под таким взглядом, под железной уверенностью и железным пожатием ладони, не мог ответить «не верю». Эрнест тем более бы не смог.

Эрнест смотрел, его глаза слезились и блестели, рука потела, на дне чашки застывала кофейная гуща, а из кафешки всё звучала надоевшая музыка, и мир казался совершенно обычным за пределами этого столика, где двое только что решили для себя судьбу Федерации.

Где-то далеко мальчишки запускали фейерверк.

@темы: Галактический Рейх, авторский фик, мини

URL
Комментарии
2012-03-12 в 14:59 

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
Пока читала, не могла отделаться от мысли, что это писал какой-то слэшер и что в конце герои поцелуются, но... тут автор вспомнил, что Гольденбаум вообще-то был анти-слэшер. :)

А если серьезно, хорошо, что не забыли про старика Рудольфа :) Автор, спасибо.

2012-03-12 в 15:10 

LynxCancer
Нет-нет, текст писал не слэшер, и вообще в тексте Гольденбаум возмущается как раз гомосексом в армии.:) Хотя потом мне пришло в голову, что слэш про них написать можно. Пишут же про Третий Рейх слэш.

Спасибо за отзыв.:) Автору интересен Гольденбаум и то время, но пока написался только этот рассказ.

URL
2012-03-12 в 16:32 

~Мари
Я голубая трава, что живёт в сердце твоём ©
Очень интересный фик. И аналогии... такие аналоги...

2012-03-12 в 16:43 

~Мари
Аналогии тут есть, что да, то да.

URL
2012-03-17 в 11:02 

хотелось, как лучше, вышло, как всегда? но поневоле персонажам сочувствуешь. принудительно расплачиваться задницей вовсе не девичий слэшный флафф. Рудольф убедителен и ярок, в нем уже чувствуется не только первый Гольденбаум, но и все будущие беды Рейха. Эрнест на мой вкус слишком противный, он другим запомнился из канона. внешность у него и там не слишком, на наполеончика похож, но разве он был жалким трусом и ничтожным людишкой, только оттеняющим импозантного Рудольфа?

URL
2012-03-17 в 15:37 

Гость
хотелось, как лучше, вышло, как всегда?
А так вообще часто бывает. Злые тираны с именно что стремлением к злой тирании встречаются только в голливудских фильмах.

Рудольф убедителен и ярок, в нем уже чувствуется не только первый Гольденбаум, но и все будущие беды Рейха.
Спасибо.

Эрнест на мой вкус слишком противный, он другим запомнился из канона. внешность у него и там не слишком, на наполеончика похож, но разве он был жалким трусом и ничтожным людишкой, только оттеняющим импозантного Рудольфа?
Ну, он не жалкий трус. Смерти он боится, это точно - но подобные люди, имхо, как раз нередко и боятся смерти - собственной - весьма сильно.
По моему мнению, он как личность всё же слабее Рудольфа, и здесь в наличии схема "ты будешь вести - я буду следовать". Но не более.

Вообще по следам комментариев и отзывов автор задумался написать про этих граждан ещё что-нибудь.:gigi:

URL
2012-03-17 в 16:26 

Shatris Lerran
Semper Fidelis
Любопытная версия. В целом неплохо.

2012-03-17 в 22:00 

Гейко с нагината
И снова в дороге мы встретим рассвет(С)
Вообще по следам комментариев и отзывов автор задумался написать про этих граждан ещё что-нибудь.
правильная задумка. Тут все в основном намечено, а хочется подробностей. И Рудольф убедительный, чем-то похожий на кривое зеркало.

2012-03-18 в 03:10 

Kinn
1. Сюжет - 8. Я бы поставила больше, если бы сюжет - был. А так есть только идея.
2. Качество текста - 6. Читать можно.
3. Общее впечатление - 4. Говорящие головы, они же ораторы в белом (с) АБС

2012-03-18 в 11:09 

Shatris Lerran
Спасибо за отзыв.

Сильвара среброволосая
Тут все в основном намечено, а хочется подробностей.
Чтобы писать подробности, нужна более масштабная реконструкция. На одних характерах далеко не уедешь, а канон даёт не так уж много информации.
Да и тема непопулярная.

И Рудольф убедительный, чем-то похожий на кривое зеркало.
Да, есть такое. Но, в общем-то, паралеллизм весьма заметен и так.

Kinn
Вы не любите тексты, построенные на диалогах?

Впрочем, это зарисовка как она есть.
Автор не планировал писать нечто объёмное, рассчитывая, что имеющегося вполне хватит.

URL
2012-03-18 в 14:16 

Kinn
Я не люблю плохие диалоги.

2012-03-18 в 15:43 

Шолль
Odi et amo. Quare id faciam?
1. Сюжет - 7. Во свяком случае, не воникает вопроса "Что это было и зачем?" Соответствует основной мысли.
2. Качество исполнения - 5. Средне.
3. Общее впечатление - 6.

2012-03-18 в 18:35 

Гейко с нагината
И снова в дороге мы встретим рассвет(С)
1. Сюжет - 7.
2. Качество исполнения - 6.
3. Общее впечатление - 6.

2012-03-19 в 23:36 

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
1. сюжет - 4
2. качество исполнения - 4
3. общее впечатление - 3

2012-03-24 в 16:24 

Oni Yarai
экзорцист не бывает бывшим
1. сюжет - 8. минусы за неканонную трусость Эрнеста и неуместную тему грядущей мсти.
2. исполнение - 8. по совокупности.
3. впечатление - 8.

2012-03-28 в 15:39 

Lai_J
"И сам ты птичьих кровей, пока под тобою хайвэй"
1. Сюжет - 7.
2. Качество исполнения - 7.
3. Общее впечатление - 7.

2012-03-29 в 20:44 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
1. Сюжет - 8. .Неплохая задумка.
2. Качество текста - 1. Простите, но есть один неприятно зацепивший момент. Минусую..
3. Общее впечатление - 7. Неплохо.

2012-03-31 в 00:08 

Shatris Lerran
Semper Fidelis
1. Сюжет - 6
2. Качество текста - 6
3. Общее впечатление - 5

2012-03-31 в 01:01 

D~arthie
Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и сожалеть :)) Beware: Alien+cat
1. Сюжет - 7.
2. Качество исполнения - 7.
3. Общее впечатление - 9.

2012-03-31 в 23:46 

Shajerenn
Но я все еще лучник хана с правом на первый выстрел... (с)
1. Сюжет - 8.
2. Качество исполнения - 7.
3. Общее впечатление - 9. Созвучие с собственными мыслями о чувстве юмора Рудольфа Гольденбаума.

   

"Политика - слишком серьезное дело, чтобы доверять ее политикам"©

главная